Я калека

Я калека.
Я не давно узнала.
Мне об этом сказали друзья.
Прокаженная.
Вся кривая.
Никому я теперь не нужна.
Пусть они улыбками прячут,
Прячут горечь моего бытия.
Пусть они, грустя, утешают
«Ты иная. Ты просто не та».
Я бы очень хотела сипухой
Сделать чище, добрей этот мир.
Я хотела б от уха до уха
Прочертить на гортани пунктир.
Я устала стоять и смеяться,
Подбирать их сочувственный взгляд.
Я банально устала бояться,
Что меня не возьмете в отряд.

Я пыталась быть собою.
Оказалась что нужен шаблон.
Я пыталась жить с душою.
А ты цифрами сжег небосклон.

Госпожа, позволь всё сначала.
Умерев, я начну с ноля.
Отказала. Ты отказала.
А я так умоляла тебя!!!

Я калека.
Всего лишь калека…

Бог не умер

Бог не умер,
Он смертельно болен.
Он забит молитвами людскими.
Он раздавлен нашим богословьем.
Искалечен чокнутым аминьем.

У него от ладана рак легких.
Дым свечей опустошил глазницы.
Сплевывая комья мертвой крови.
Заменяет спицами ресницы.

В позабытой кем-то порно-книжке
Мнет он тело глянцевой красотки.
Мокрыми от похоти руками
Теребит потрепанные плетки.

Шаркая бредет он за кефиром,
Обходя химические свалки.
Утоляя свою жажду пылью
Нянчает внучат на катафалке.

Вытирая ноги о распятье,
Он идет к себе обратно в нору.
И играя сам с собою в шашки
Выстрелом заканчивает сору.

И глотая через капельницу слезы,
Крякая от боли в пояснице,
Достает бутылку из помойки,
Чтоб продолжить праздник в психбольнице.

Бог не умер,
Он смертельно болен.